Становление как ПервоПринцип и «школьная геометрия»

  • Размер шрифта:

© Leo Sharq, 2014



Учись студент, пока я жив
Главное «откровение» любого Русского Профессора для студентов

Впечатлений мельканье и временность
Порождают во мне неуверенность.
Я грущу, но, наверно, напрасно:
В вечной смене всего – постоянство.

Эль Взоров, На пятнадцатом еду в Ильинку

Возражать против сложности и тонкости диалектической мысли не приходится; эта сложность и эта тонкость действительно велики. И тут нельзя просто отвернуться и употребить ругательное выражение "схоластика". Однако мы совершенно вправе требовать, чтобы всякая сложность и тонкость диалектически отвечала простейшему жизненному опыту и чтобы при всех своих усложнениях и утончениях мысль имела прямую и очевидную связь с обывательскими и повседневными наблюдениями.
А.Ф.Лосев, Самое само

Разницы нет никакой между правдой и ложью,
Если, конечно, и ту, и другую раздеть.

Владимир Высоцкий, Правда и ложь В подражание Окуджаве

В областях высшего творчества совершается нечто обратное тому, что мы видим в мире физическом: там оплодотворяющее начало – женщина, оформляющее и воплощающее – мужчина. «Божественная комедия» есть плод двоих, и без Беатриче она так же не появилась бы на свет, как и без Данте.
Даниил Андреев, Роза Мира

Там вверху, под самою крышей,
Ближе к солнцу и небесам,
Два хирурга с самим всевышним
Разложили привычный пасьянс.

Эль Взоров, На одиннадцатом этаже



С точки зрения «вершин» «современной русской диалектики» (см. => подробнее), Сознание любой сущности (а не только Сверх) «диалектически требует» (чтобы оставаться-пребывать в «сфере диалектики» = в «сфере умного конструирования логоса категориального эйдоса»), по меньшей мере, трёх моментов: 1) СамоУтверждения (СамоПолагания), 2) СамоОтрицания (СамоПротивополагания), 3) СамоВзаимоОпределения «первых двух моментов» («Первый Момент» «определять-ограничивать-отражать-рефлектировать» «Вторым Моментом» и «Второй Момент» «определять-ограничивать-отражать-рефлектировать» «Первым Моментом»).

Отсюда должно быть «понятно», во-первых, что «всякое сознание» с точки зрения диалектики, есть прежде всего СамоСознание, а, во-вторых, что «любой и всякий» «сознательный процесс» «изначально и принципиально» имеет в своей «умной основе» Тройку-Триаду-Троицу Начал-Принципов-Моментов.

В диалектике «эти три момента» называются ПервоПринципами и уточняются как: 1) Одно (Сущее, Бытие), 2) Иное (Не-Сущее, Не-Бытие), 3) Становление.

И все эти Три Начала обязательно «присутствуют» в каждом «кванте» Мысли каждый и всякий раз «своеобразно» и «равноправно» взаимоувязано-взаимосоединено, взаимосогласовано-взаимосоотнесено и взаимопронизано-взаимопроецировано-взаимоприемлемо-взаимоотпечатано-взаимоснято-взаимопоглощено-взаимоотражено.

Ранее я уже упоминал о том, что «диалектическая триада» возникает никак не ранее, чем «появится» «диадный» уровень дифференциации «монады» (Универсума, Абсолюта, СверхСущего, ВышеМыслимого, ВышеЗримого, ВышеОбозримого, СверхУмного, СверхОбразного, ВышеФормального, ГиперЯвного, СуперФактического…). Уточню-напомню также, что Диада в Сфере Ума-Разума есть всего лишь навсего «результат» «саморазделения Монады Самой-в-Себе на Две Половинки», а «триада» как «лоно» диалектики и христианства – «результат» («умных-духовных») взаимоопределённых и взаимосогласованных «добровольных Дружбы и Сотрудничества» «членов-элементов» Уровней Монады и Диады.

Сейчас же я «просто» на примере «школьного» «учения об окружности» (на «материале» «школьной геометрии») покажу, как (каким образом) «взаимопорождаются-взаимосоотносятся-взаимосоответствуют» «элементы» «обще-диалектической триады» («содержательный уровень» Высоких Истин Духа) и «формулы-образа» «геометрической триады» в «определении окружности» («выразительной стороны» Земных Оформлений-оформленностей Тела).

При «этом» я изначально «знаю и понимаю», что все «изрекаемые мною истины» имеют «относительный характер» в том смысле, что они «подчинены» всем тем «ограничениям и несовершенствам», которые свойственны «школьной планиметрии» в сравнении с «реальной геометрией». «Это» означает, что я «прекрасно осведомлён», что кое-что из «обнародованного» мною сегодня в «мирах высших», чем «идеальная плоскость», «претерпевает» своеобразные изменения. Тем не менее, именно «школьная геометрия» (как она есть в современной школе) впервые «прямо и непосредственно» даёт каждому «образованному человеку» «личный опыт» переживания «закономерностей» Бытия Ноосферного.

Окружность как символ Становления (Третьего Начала Диалектики)

Одно из определений окружности в «школьной геометрии» таково:

«Окружность — геометрическая фигура на плоскости, все точки которой равноудалены от данной точки (центра окружности).

Окружность нулевого радиуса (вырожденная окружность) является точкой, иногда этот случай исключается из определения».

А вот уравнение окружности радиуса R на плоскости в прямоугольной системе координат с центром в начале координат:

x2 + y2 = R2

При каком-то «условно-эталонном» R = 1, уравнение принимает вид:

x2 + y2 = 1

Для большей наглядности (лучшего «узрения») «эйдосов» ПервоПринципов я Их «расцвечиваю»:

Пояснение к Схеме 2: Первое Начало «разукрашено» красным цветом, Второе – синим, Третье – зелёным.

И уже на этой схеме «буквально воззрительно» главное различие между Первым и Вторым Началами, с одной стороны, и Третьим, с другой. С точки зрения «чистой метрики» («меры мерности» в «своей чистоте и беспримесности») это различие формулируется так: «Первые два Начала одномерны, Третье Начало – Двумерно». А если при этом «большую мерность» квалифицировать как «признак более высшего, более близкого к ПервоИстоку-ПервоЕдиному», то становится понятным, почему А.Ф.Лосев имел все основания в качестве Первопринципа называть именно Становление (см. => подробнее).

Отсюда же должны быть понятны и все возможные «сложности» при всяких «конструктивных» попытках «продемонстрировать» «отличительные особенности» Трёх ПервоПринципов Диалектики «средствами» «одномерной геометрии» («на прямой линии»).

Какие ещё «подробности особенностей» Трёх Начал можно «разглядеть» на Схеме 2? Тезисно:

1) Становление, в отличие от Одного и Иного, буквально «зримо» самозамкнуто («самозамкнутость» Становления – это единственное «проявление» на «нашем плане» «самозамкнутости» как Целого, так и Одного и Иного, а также «гарантия» Их «принципальной» «самодостаточности-самодержавности») и «самодвижимо» (без «этого» Становление не достигло бы «самозамкнутости». «Различимость» и «сменяемость» в Становлении «актов» «полагания» и «противополагания» означает «присущую» Ему «процессуальность-текучесть» и, следовательно, «направленность-векторность». Ни в «чистом» Одном, ни в «чистом» Ином ни о какой «текучести» и ни о какой «векторизации» не может даже «возникать» «речи»).

2) Одно и Иное ограничены Становлением (без «этого» Одно и Иное «уходили» бы в «дурную бесконечность» и «по факту», и «по смыслу»).

3) Становление ограничивает не только Одно и Иное, но и любое и всякое Целое Нечто (при его «диалектическом анализе-рассмотрении»).

4) Одно и Иное «участвуют» в «образовании» Становления совершенно «равноправно» («одной-одинаковой мерой» как «одномерные сущности» и «одинаковым образом» как «квадраты слагаемых формулы окружности»).

5) Вместе со Становлением Одно и Иное порознь (индивидуально, самостоятельно, автономно) могут разделять Целое на две «равные» половины (на Схеме 2 конкретно – два варианта деления круга на два полукруга двумя различными диаметрами).

6) Становление «определяет-узаконивает-нормализует-легитимизирует-унифицирует…» сам метод (способ, образ, вид…) «равноправного участия» Одного и Иного в «процессе» Их СамоВзаимоОпределения (в данном случае «это» - изначальная равномерность-равновеликость-равномасштабность + взаимоперпендикулярность + взаимопересечение в средних-центральных точках каждого из двух Начал + Их «Квадратизация»). Становление (вне зависимости от «меры понимания-осознания») является непреложным (обязательным, облигатным) и непреодолимым (без возможности «обойти-сбежать-увильнуть»…) Законом как для Одного и Иного, так и для Целого.

7) Без Становления СамоВзаимоОпределение Одного и Иного «может приводить» только к «разделению» Целого на сколько-то (максимум четыре) каких-то частей (опять «дурные бесконечности» и «по факту», и «по смыслу», только теперь уже по отношению к Целому).

8) Совокупное СамоВзаимоОпределение (СамоВзаимоОбстояние) Трёх ПервоПринципов «наделяет» признаками «координированной раздельности» (именно отсюда «тройка-триада-троица» - «первооснова» всех дальнейших «подробностей» количественных и качественных, или для всех дальнейших типов-видов-разновидностей «диалектической», «феноменологической» и «формально-логической» «конструктивной комбинаторики» в «русле» СамоВзаимоПорождений и СамоВзаимоПреобразований) как Целое, так и каждый из Первопринципов как «по отдельности», так и в самых разных «сочетаниях-объединениях-группах-сообществах».

Конкретные примеры разновидностей СамоВзаимоПорождающей и СамоВзаимоПреобразующей «диалектической» «конструктивной комбинаторики» («избранные» варианты «подробностей»)

На Схеме 3 показаны варианты разделения Целого на две равные половины (располовинивание, дихотомия, поляризация, диадизация):

На Схеме 4 «определён» и «локализован» Апофатический Исток Целого:

Здесь мне хочется несколько «тормознуться», «взять небольшую паузу» в «наметившемся ритме» изложения. Я хочу «пояснить» разницу между «точками зрения» диалектической (категориально-эйдетической), с одной стороны, и феноменологической, формально-логической, числовой (схемной) и всевозможно «специализировано-логическими», с другой стороны, на примере «картинки» Схемы 4 (подробнее).

Какой-нибудь «учёный наставник» может использовать эту «картинку» для объяснения молодому токарю, как закреплять в токарном станке исходную заготовку на своём «профессиональном» языке. И это будет, скорее всего, механика.

Какой-нибудь «высоколобый профессор» ВУЗа, являющийся «восторженным последователем гуссерлианства», может употребить подобную «картинку» для «демонстрации студентам» своих «творческих потенций» по вопросам, скажем, «социально-исторической философии», «располагая-привязывая» свои маловменяемые «неологизмы» к частям этой «расчетверённой» схемы Целого. Но сколько бы раз при этом он ни произнёс слово «диалектика», чаще и скорее всего «это» будет «чистым самомнением и надувательством».

Пока не будет «вскрыта и обнажена» перед аудиторией вся система эйдосов «употребляемых» категорий «от А до Я» во всей своей СамоВзаимоПорождаемости и СамоВзаимоСвязанности, до тех пор «профессорские речи» останутся в «рамках» феноменологии, транслирующей, в лучшем случае, свой «выстраданный» жизненный опыт, а, «по факту», в 99-и случаях из 100 «это» будет «опорожнением» на русскую «заряженную на знания» молодёжь «непереваренных и неперевариваемых в принципе» остатков «филодоксических блужданий» из «задов» «западной цивилизации».

(Актуальный совет русским-российским студентам: "Почаще сверяйте полученные Вами знания с антиномико-синтетическими построениями Алексея Фёдоровича Лосева и проверяйте своих преподавателей и профессоров, особенно «философствующих» по должности, на владение наследием А.Ф.Лосева. И если по данному критерию обнаружится их некомпетентность, то жалуйтесь на них ректору, министру образования, самому Президенту и требуйте заменить их на более соответствующих остроте и важности текущего момента. Потому что именно «фарисействующая некомпетентность» в области «вершин» русской философской мысли на ВУЗовских «тронах», сколь бы «красиво-тонко-профессионально» «она» ни разглагольствовала о «евразийстве» или «многополярности», сегодня является главным «фактором саботажа» реформ образования и науки в России и наиболее значительным «фактором предательства» по отношению к Русскому Миру и «русскому народу».")

Что же до «конкретики» Схемы 4, то пояснить необходимо следующее. Когда я «указываю» «однозначно» «местоположение» Апофатического Истока Целого (что само по себе уже «автоматически» означает ту же самую «квалификацию» данной «точки» и относительно любой «части» Целого, каковыми являются и Одно, и Иное, и Становление), то «по факту» я «определяю» только «место проекции» Его на «поверхность» Целого, «обращённую» к нам «лицом» («подробности» я описывал ранее неоднократно и здесь повторяться не буду).

На Схеме 5 даны варианты «равносильных» («эквипотенциальных») «преобразований–преображений» Первого и Второго Начал:

На Схеме 6 показаны примеры «зацикленной векторизации» частей Целого последовательностью чисел «натурального ряда» от Единицы:

Пояснения к Схеме 6: Хотя «здесь и сейчас» я «не выхожу за пределы» категорий Трёх Первичных обще-диалектических Начал-Принципов, но надо понимать, что если бы мы «дошли» до «эйдетически порожденного» «количества категорий» большего, чем три, то мы вправе «отмечать» «последовательность» их СамоВзаимоПорождений именно по типу «числовой векторизации».

«Вариант 2» Схемы 6 хорош тем именно, что он показывает принципиальную возможность «эйдетической многополярности» в Едином Целом, но именно «возможность» и именно «категориально-эйдетическую», потому что для «принятия Разумом» каждой отдельной такой «полярной антитезисной-антиномичной пары» надо показать: 1) «место» каждой подобной «пары полюсов-полярностей» в «общей родословной» всей СамоПорождающейся-СамоРазвивающейся-СамоВзаимоОбусловленной-СамоВзаимоСогласованной Системе «категориальной эйдетики», и «это», во-первых, 2) а, во-вторых, для каждой такой «вполне определённой» «пары» необходимо «обозначать-формулировать» вполне специфический «синтез» как «источник и результат» Становления «антитезисов-антиномий-полюсов-полярностей» этой конкретной «пары». Надо ли «объяснять», что при таком подходе само «местоположение» Становления как ПервоПринципа (одна и та же «окружность» на Схеме 6) будет иметь «сложную слоистую и взаимоперекрывающуюся» «внутреннюю структуру»? Ведь именно «подобные фигуры умолчания», в конечном итоге, приводят ко всяким «конфликтам и войнам» как между народами-странами-государствами-цивилизациями-мирами, так и между Властью и Народом на каждой конкретной «территории» Третьей от Солнца Планеты.

На Схеме 7 представлены варианты Частичного и Полного СамоВзаимоОпределения всех Трёх ПервоПринципов:

На этой схеме «методом разукрашивания» показан тот «общезначимый для диалектики» «факт», что на «Уровне Триады ПервоПринципов» все они СамоВзаимоОбусловлены-СамоВзаимоСвязаны-СамоВзаимоПредставлены-СамоВзаимоОтражены-СамоВзаимоЗамещаемы в той или иной «степени полноты разумного обобщения». (Об этом я пишу все последние 15 лет, начиная с 1-й книги, а в статье «Ликовые Числа» даю, в терминах «текущего материала», и «образец» «наложения-расслаивания и взаимосмещения-взаимозамещения» двух «рядов» «диалектических» ПервоТриад).

Несмотря на «ограниченность» «школьной геометрии», я «отдельной строкой» обращаю внимание читателей на тот «очевидный для меня факт», что в «высших мирах» все Три ПервоПринципа Диалектики «равноположены-равноутверждены» (отсюда же, кстати и «на мой взгляд», и «равночестность» трёх Лиц-Ипостасей Святой Троицы Православного Христианства. Надо заметить, что любая и всякая «полемика» на уровне-этапе «постижения» трёх обще-диалектических ПервоПринципов с любыми и всякими теологами-богословами «принципиально бессмысленна», так как апеллирует «к каким-то» и оперирует «какими-то» определёнными свойствами «окачествованного бытия», а «чистая-голая» обще-диалектическая категориально-эйдетическая ПервоТриада никакими «подобными качествами» «пока ещё» не обладает!).

Уже в «Варианте 2» Схемы 5 показаны «моменты» «СамоВзаимоОпределения и СамоВзаимоЗамещения» между Первым и Вторым Началами «Триады ПервоПринципов». И, конечно же, я надеюсь, что никаких возражений «эта простая констатация» «факта» «буквального равенства» между «отрицанием Бытия» (-Х) и «Не-Бытием» (Y) на «этапе существования» единственной «антиномии» «Бытие – Не-Бытие» ни у кого не возникнет (тем более, что и Первый и Второй Принципы «выражены» «прямыми»).

Гораздо труднее «понять-принять» «положения» Схемы 7, когда ПервоПринципы не только и не просто «кочуют-перемещаются» с «места» «своего возникновения», но и вдобавок «изменяют свои существенные признаки», скажем, с «прямолинейно-одномерного» на «дугово-двумерный» или наоборот. И тем не менее, никакой случайной «ошибки-описки» мною не допущено.

Я настаиваю на том, что и «обитателям» «Умного Мира» («Сферы Разума», «Системы Эйдосов Диалектических Категорий»), как и обыкновенным людям, «свойственны» «скромность» и «показушность» (при всей их «ВзаимоПрозрачности» и «ВзаимоДоступности») в различной степени, зависящей от «их конкретных ролей» в тех или иных «конкретных» «Свободно и ДоброВольно Со-Творяемых Сообществах и Объединениях» с теми или иными «конкретными» «целями и задачами».

Да и «на материале» земной жизни большинства обыкновенных людей мы легко найдём «аналоги» «перемещений» одних и тех же «признаков» с «места» одного из ПервоПринципов на «место» Другого или Третьего. К примеру, большую часть детства и юности «обычный средний ребёнок» «занимает» «место» Становления как ПервоПринципа во ВзаимоСотворческом Союзе Отца и Матери (аналогов Одного и Иного как ПервоПринципов) - «существа бесполового – двуполого - неопределённого по выраженности половых признаков». Но в период полового созревания уже, а после этого периода тем более «вчерашний ребёнок» «перемещается» на «законное местоположение» другого вполне конкретного Начала.

Другой «показательный пример» «перемещения» между «главенствующими» ПервоПринципами не только на протяжении жизни, но часто даже в течение дня, связан со сменой «рода деятельности». Многие люди за один единственный день «успевают побывать» «вполне осознанно» и «производителем», и «потребителем», и «посредником». А ведь все «эти» виды деятельности «стоят» под разными ПервоНачалами.

Так что, все «новости» Схемы 7 вполне обоснованы, закономерны, необходимы и общезначимы.

Самое же главное, что я хотел показать на Схеме 7, так это «возможности эволюции» «целокупной» «координированной раздельности» как «многомерной системы координат», потому что именно «посредством» взаимодействия с ней «самоопределяется» любая и всякая «разумная сущность» в «пределах» Целого.

Примеры «распознавания» Триады ПервоПринципов в «фактах» реальности

Несколько конкретных примеров на «распознавание» «магистралей» трёх обще-диалектических Начал-Принципов в «объектах и явлениях» окружающей нас действительности я хочу привести прежде, чем «двигаться» дальше.

Таблица 1

Начала-Принципы ПервоТриады в «объектах и явлениях» по Лео Шарку

Предмет
   Рассмотрения

Первое
   Начало

Второе
   Начало

Третье
   Начало

Обще-
диалектическая
Триада

Одно (Сущее, Бытие)

Иное (Не-Сущее, Не-Бытие)

Становление

Обще-философская
Триада

Тезис

Антитезис

Синтез

Общинно-Родовая
Триада

Отец

Мать

Дитя

Обще-временная
Триада

Прошлое

Будущее

Настоящее

Циклический процесс

Начало

Конец

Середина

«Классический трёхчлен» строения человека

Тело

Дух

Душа

Виды Цивилизаций

Западная

Восточная

Русская

Триада ДАО

Одно

Два

Три

Триада Востока (раз)

Небо

Земля

Человек

Триада Востока (два)

Ян

Инь

Дэн

Триада Индуизма

Брама (Родитель)

Шива (Разрушитель)

Вишну (Охранитель)

Царства Славян

Небесное

Подземное

Земное (Поднебесное)

Триада Ведизма

Явь

Навь

Правь

Начала «платонизма»

Идея (Эйдос)

Материя (Меон)

Живое Тело

Если при «ознакомлении» с Таблицей 1 у кого-то возникли «внутренние несогласия», то «это» и есть «конкретные проявления» «равноположенности» всех Трёх ПервоПринципов в «горних сферах» и «условности» их «разграничений» на нашем «плане» «актуального бытия». И, конечно же, «это» совершенно не означает, что человек «должен и может» довольствоваться «слепотой неведения». Без «различения» «человека разумного» нет, не было и не будет «принципиально». Другое дело, что соблюдение некоторых «общепринятых условностей» является залогом жизнеспособности как отдельного человека, так и общества в целом. И «Виды Цивилизаций», обозначенные в Таблице 1, различаются и характеризуются именно совокупностью «общепринятых условностей» в каждой конкретной «цивилизации».

От «школьной геометрии» - к «эйдосам» Западной Астрологии

Напомню, что А.Ф.Лосев различает четыре «квалификации» Становления как ПервоПринципа (подробнее). Почему я об этом вспоминаю? Потому, что и мы «получили» выше при анализе «школьной геометрии» четыре «области» Становления (самой окружности) и четыре «области» Целого (самого круга).

Если нам удастся сопоставить эти «видимые четвертушки» «школьной планиметрии» четырём Стихиям Запада и четырём «лосевским» «квалификациям» Становления, то мы окажемся в самом «нутре» процесса «оформления» Стихий как «эйдетических категорий» («категориальных эйдосов»).

«Зафиксируем» некоторые «детали» «процедуры» «остихиивания» («астрологического осимволивания») «частей» «круга», «опираясь» на «световые интуиции античности» и на «становящиеся традиции» изображения ТрёхКолёсного Гороскопа в Солнечной Астрологии.

На Схеме 8 представлены «пояснительные подробности» «законных преобразований» «целостного суточного цикла» при «основополагающей» антиномии Света (Одно) и Тьмы (Иное):

Пояснение к Схеме 8: 1-й и 2-й этапы «здесь» - аналоги «вариантов» Схемы 5. «Переход» от 3-го этапа к 4-му «осуществлён»: 1) «вращением» «круга» вокруг центральной точки О, 2) «горизонтализацией» «шкалы Равновесий» и «вертикализацией» «шкалы Максимумов», 3) «переименованием» «векторов» «новых категорий» в соответствии с «астрологической традицией Запада» (Максимум Света – ПолДень, Максимум Тьмы – ПолНочь, Равновесие между Тьмой и Светом при нарастании Света – Восход и Равновесие между Светом и Тьмой при убывании Света – Закат).

Будем «осмысливать» эту «картинку» в «ключах» западной астрологической традиции. «Здесь» я «вижу» два направления «движения мысли».

Самое первое и «непосредственное» - это «узрение» аналога Системы Западных Домов Гороскопа. При «этом» «можно и нужно» различать в «круговращении» от «Восхода» до «Восхода» две «данности»: 1) «числовая векторизация» «квадрантов» Системы Домов («1-2-3-4») «задаётся» традиционной «нумерацией Домов», «совпадает» с традиционной же «последовательностью» «Внешних-Наружных Стихий» («Огонь-Вода-Воздух-Земля») и «осуществляется» «по часовой стрелке», 2) «Смысл» «световой насыщенности», обусловленный «движением» проекции положения Солнца в «квадрантах», «осуществляется» «против часовой стрелки» в последовательности «Восход – Полдень – Закат – Полночь».

Другая (вторая) возможность «интерпретации» «итоговых преобразований» Схемы 8 – «это» «экстраполяция» «достижений-осмыслений» «световой интуиции» с «суточного цикла» (с Системы Западных Домов) на «цикл годовой» (на Систему Знаков Зодиака), что в наибольшей степени «соответствовало» бы и «приближалось» к «первичным» «задачам и смыслам» «координированной раздельности» Западного Зодиака. И при «этом» также «можно и нужно» различать в «круговращении» от «Точки Отсчёта» до «Точки Отсчёта» две «данности»: 1) Чередование «квадрантов» «Наружных Стихий» «по ходу» «числовой последовательности» Знаков (вполне аналогично «суточному циклу») и 2) «Перемещение» по Зодиаку «аналога» «световой насыщенности», каковым является вполне «насыщенность тепловая». И вот «здесь» (!ВНИМАНИЕ!) нас ждёт «сюрприз» - и «этот параметр» в «годовом цикле» «движется» «по часовой стрелке», и значит, что Середина Лета (аналог ПолДня в суточном цикле) «локализуется» «под горизонтом», а Середина Зимы (аналог ПолНочи) – «над горизонтом».

Почему я на всём этом останавливаюсь? Потому что «эти тонкости» необходимо «помнить» при «конкретизации» смыслов Стихий Запада.

На Схеме 9 я показываю «вариант размещения» Стихий Запада в «координированной раздельности» Западного Зодиака:

Самое «время», как мне кажется, «связать» 4-е «лосевские квалификации» Становления как ПервоПринципа с 4-мя Стихиями Запада. «Это» «обогатит» «сами эйдосы» Стихий новыми «уточнёнными» «смыслами». «Что» с «чем» я «связываю»? «Обнажённый итог» работы в «этом направлении» таков:

Огонь – «носитель и выразитель» Становления «чистого», или, словами А.Ф.Лосева, Становление как «совпадение бытия и небытия в сфере безразличного совпадения бытия и небытия» мы «закрепляем» за Огнём.

Вода – это «носитель и выразитель» Становления как «границы», или как «совпадения бытия и небытия в совокупном обстоянии бытия и небытия».

Воздух – это «носитель и выразитель» Становления как «инобытия», или как «совпадения бытия и небытия в небытии».

Земля - это «носитель и выразитель» Становления как «числа», или как «совпадения бытия и небытия в бытии».

Здесь можно дать некоторые пояснения, «понятные» каждому человеку с точки зрения его «непосредственного жизненного опыта». Огонь как «наиболее абстрактная и отвлечённая, наиболее возвышенная разновидность Становления» «утверждает» единственно то, что «всё течёт, всё изменяется» (и любой здравомыслящий человек с «этим» согласен «принципиально и «фактически»). Воздух как «истинный певец свободы и демократии» (Становление как инобытие) вполне «солидарен» с Огнём и «безоговорочно признаёт» сам «факт» «законности и справедливости» того, что «всё течёт, всё изменяется», но, из-за «прикровенной» Ему «невидимости-неуловимости», «уточняет-настаивает» на том, что «мы не знаем», «куда и как там всё течёт и всё изменяется» («чужая душа – потёмки»). Вода (Становление как граница) при всех Её «прозрачности, пластичности и текучести» «оппонирует» Воздуху примерно так: «Да, чужая Душа – потёмки. Да, мы не знаем, что там делается у человека внутри, да и не хотим производить его вивисекцию, чтобы это узнать. Но мы можем, при желании, догадаться о том, что там внутри, только наблюдая за тем, что происходит на поверхности, или за самовыражениями любого человека». Земля (Становление как число), наконец, «провозглашает» в основном и главном «единственную абсолютную для себя» «истину»: «Все люди разные и неисчислимые!» И эту «Земную Максиму» об Уникальности и Неповторимости любой человеческой Личности (при любом их «количестве» «от двух до бесконечности» в обществе) весьма важно не потерять и не утратить на всём «протяжении» Эпохи Водолея, так как именно по «параметру» «уникальности и неповторимости» все люди «равноценны и равноправны» «без исключения» от «сотворения» «чего угодно» «разумного» (от «сотворения» «чего угодно» «мыслимого просто» СверхСущим ВышеМыслимым ПервоЕдиным) со времён «главного подарка древнего пифагорейства диалектике» (подробнее). Чуть ниже я постараюсь «вернуться» к «данным квалификациям» Становления, когда мы «дойдём» до «необходимости» различать 12-ь «специфик» «связей» между «внутренним» и «внешним».

Продолжаем «проявлять» Западный Зодиак на «внешне остихиинный круг». На Схеме 10 я показываю, как все Три ПервоПринципа Диалектики «раскраивают» «исключительное пространство» самого Становления как Первопринципа (то есть самой Окружности):

Понятно, что на Схеме 10 по «совокупному использованию» ПервоПринципов и Стихий как «оснований» разделения Окружности и Круга мы уже получили все 12 Знаков Западного Зодиака. Но «это» не все пока «богатства-сокровища» Западного Зодиака, «обнаруживаемые-обнажаемые-вскрываемые» при «последовательном восстановлении» логики его первоначального «конструирования». Пока ещё мы ничего не увидели «за фасадом» (на другой, скрытой, внутренней «стороне» круга) «предъявленной поверхности», где «по сути» и «скрывается» вся «эзотерика» Западного Зодиака.

Всё дело в том, что на «внутреннем плане» Стихии «разворачиваются» не по принципу «концентрации в квадрантах», а по принципу «рассредоточения по крестам». «Просвечивание» на «поверхность круга» «внутренней структуры» даёт новые «существенные подробности» смысла «пространствам» каждого Знака Западного Зодиака, о которых «рядовой» «кверент» (любой обладатель гороскопа, интересующийся его «расшифровкой») может даже не подозревать. Именно поэтому, когда на один и тот же «гороскоп» смотрят «посвящённый мастер» и «дилетант-любитель», то их «интерпретации» могут разниться весьма существенно.

На Схеме 11 я показываю «стихийные подробности» всех 12 Знаков ЗЗ «снаружи» и «изнутри» (как это «общепринято» в западной астрологической традиции) с одной «существенной подробностью» (с «жесткой-однозначной привязкой» Знаков ко вполне определённому и только одному из Трёх ПервоПринципов – «цветами» ПервоНачал «раскрашено» среднее «кольцо» схемы):

На этой схеме с высокой степенью «очевидной наглядности» и «непосредственной достоверности» показана «диалектическая триада» каждого Знака ЗЗ как вполне «конкретной и определённой» «эйдетической категории» (как уникального и неповторимого категориального эйдоса). Сегодня я и вместе со мною «все учёные» «русской школы водолейской солнечной астрологии» различаем в каждом ЗЗЗ: 1) Внутреннюю Стихию, 2) Внешнюю Стихию, 3) Связь между «внутренним» и «внешним» в 12 «модальностях» Становления, «синтезируемых» из «пары ПервоПринцип – Стихия Квадранта» («этот» последний «обещанный выше» «синтез» ни в коем случае не «одинаков-равнозначен» с «синтезом» «антиномичной пары Стихия Внутренняя – Стихия Внешняя» «просто»).

Попробуем «формулировать» эти двенадцать «знаково-специфичных» «модальностей» Становления:

Таблица 2

«Знаково-специфичные» «модальности» Становления по Лео Шарку

Знак

ПервоПринцип

Квадрант

Модальность

Овен

Одно (Полагание, Утверждение)

«Чистое» Становление

Утверждение «квадрата»* Становления

Телец

Становление (СамоВзаимо-Определение Одного и Иного)

«Чистое» Становление

Становление в «третьей степени»*

Близнецы

Иное (Противо-Полагание, Отрицание)

«Чистое» Становление

Отрицание «квадрата» Становления

Рак

Одно

Граница

Утверждение Границы Становления

Лев

Становление

Граница

Граница «квадрата» Становления

Дева

Иное

Граница

Отрицание Границы Становления

Весы

Одно

Инобытие

Утверждение Инобытия Становления

Скорпион

Становление

Инобытие

Инобытие «квадрата» Становления

Стрелец

Иное

Инобытие

Отрицание Инобытия Становления

Козерог

Одно

Число

Утверждение Числа (Особости) Становления

Водолей

Становление

Число

Число (Особость) «квадрата» Становления

Рыбы

Иное

Число

Отрицание Числа (Особости) Становления

* Примечание: 1-я степень Становления – это «принадлежность» «пространству Становления» («расположение на Окружности») просто, 2-я степень – это «квадрант чистого Становление», 3-я степень – это «место ПервоПринципа Становления» на Окружности (только в «огненном» квадранте, в других квадрантах – это 2-я степень).

Здесь необходимо дать ещё одно «откровенное пояснение», базирующееся на «развитой» неоплатониками теории «эманации – реверсии» («выхождения – возвращения») «сущности» (подробнее). Однако для «схематического показа» (пусть только «умных») «фаз перемещений сущности» «туда-сюда» я предварительно «преобразую» «тройное определение сущности по Проклу» из «вида» «пребывание самой по себе (в себе) – раскрытие (в ином) – возвращение в себя» в «вид» «раскрытие (в ином) – пребывание (в ином) – возвращение (из иного)». Всё дело в том, что «пребывание сущности самой по себе в себе» для нас «несущественно» из-за «неразличимости» «этой фазы» в «апофатическом истоке», а вот «фаза пребывания в ином» для нас наиболее интересна и привлекательна, потому что именно она «по факту и по смыслу» соответствует тому Становлению (во всевозможных проявлениях и разновидностях), которое «протекает» в нашем пространстве (в пространстве «координированной раздельности», «развёрнутом» на «наш план» из «апофатического истока») и непосредственными «героями» («деятельными участниками») которого все мы являемся.

На Схеме 12 показаны Три ПервоПринципа как «фазы» «движения сущности» «от себя до себя»:

Пояснения к Схеме 12:

1) «Пространство» Становления («зелёная горизонталь») в «Цикле Становления ПервоСущего в Ином» соответствует всему «пространственно-временному континууму» «нашего плана», что и позволяет Христианству «различать» «Творца» (ВышеМыслимый Апофатический ПервоИсток) и «тварный мир» («этот свет») со всеми его «обитателями» как «тварями».

2) Мерность «пространства Становления нашего плана» определяется (количественно) «осознанными-освоенными-усвоенными» «мерностями Апофатического ПервоИстока» (принципиально «неисчислимыми»), «развёрнутыми и спроецированными» на «наш план» в виде «координированной раздельности».

3) Первоочередная задача в «эволюционно-поступательном» и «преемственно-непрерывном» «развитии общества» заключается во всеобщем и скорейшем «общественном» осознании «мерности Личности» (как «усвоении» «откровения Христианства») и «мерности Блага» (как «синтеза» антиномий «бого-со-твочества» и «творчества демонического» - «мерность актуального различения Добра и Зла»).

4) Традиционная астрология Запада (астрология Эпохи Рыб) не могла ни «оформить» ни «сформулировать» полноценного «пространства Личности» «принципиально» из-за отсутствия в «её время» «различений» между «0-мирами» и «8-мирами».

5) Водолейская Астрология из-за «прикровенного ей» учения о «8-мирах» «принципиально» и может, и уже «оформляет» пространство «полноценной Личности». «Полноценная Личность» сознательно «включается» в «двусторонние взаимодействия» с «Великими Жизнетворящими Духами» посредством «резонанса» между «8-мирами».

Надеюсь, всем читателям понятно, что при «краткой характеристике» «знаковых эйдосов» Западного Зодиака мы обязательно должны учитывать все «тонкости» Схем и Таблиц данного материала. И что «на сегодня» всего уже «выше крыши». Но, прежде чем ставить «актуальную» точку, я хочу «показать» ещё одну Схему, чтобы она «прописывалась» в сознании и «на подкорке» как «основное изображение» «колеса» Западного Зодиака в Солнечной Астрологии:

Вот «здесь и сейчас» я ставлю «жирную» точку (продолжение следует).




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

К Становлению как ПервоПринципу Диалектики (2)

  • Размер шрифта:

Переход => Начало





5. Особенно интересной категорией является здесь, конечно, число. Оно здесь нами не разрабатывается, поскольку ему посвящено у нас особое сочинение. Однако некоторые примечания к нему будут небесполезны и здесь.

  1. Прежде всего, мы видим, что число есть самое первое и самое основное оформление вообще. В сущности, тут даже еще нет никакой формы, а только самый принцип формы, потому что всякая форма основана на расчленениях и объединениях, а они не могут существовать без категории числа. Когда мы говорим просто о бытии или небытии, мы еще далеки от всякого фиксированного расчленения. Число впервые дает это расчленение, впервые полагает те или иные акты, которые необходимы для всякого расчленения и формы. Поэтому число – не после качества, но предшествует всякому качеству или, по крайней мере, сопровождает его. Вот почему невозможно говорить о переходе качества в число, но только о переходе качества в количество, ибо качество уже само по себе немыслимо без числа, а количество действительно возникает после качества, так как оно не есть число само по себе, не зависимое ни от какого качества, но оно есть сосчитанность чего-то качественного. Количество есть именованное число, т.е. оно, не будучи само качеством, все же сосчитывает те или иные качественные моменты. Число же в нашем смысле есть число само по себе, или, как говорят в учебниках арифметики, отвлеченное число. И это, несомненно, выше и прежде всякого качества, ибо для него нужны только чистые акты полагания, но совершенно не нужно то, чего именно полаганием эти акты являются.
  2. Вот почему заблуждался Гегель, поместивши число после качества и смешавши его с количеством. И сам же Гегель вносит в сферу категории для-себя-бытия такие категории, как "одно" и "многое". А это, несомненно, категории числовые. Но не только для-себя-бытие невозможно без числа. Без числа невозможно уже первое противопоставление бытия и небытия. Самое это противопоставление, поскольку бытие мыслится здесь исключительно в виде чистого и голого акта полагания, есть не что иное, как числовое противопоставление. И только преодолевши это число, можно прийти к непосредственно данному становлению, в котором зародыш всех будущих качественных оформлений.
  3. Ввиду отсутствия у Гегеля категории числа перед категорией самостоятельного становления последнее оказывается у него обоснованным не очень ясно. Именно, здесь чувствуется какой-то пропуск и скачок. Почему синтез бытия и небытия есть становление? Разумеется, синтез этот формулирован правильно, поскольку становление действительно есть в каждый свой момент и бытие и небытие. Но тут чувствуется скачок, который для полной ясности должен быть чем-то заполнен. Перейдем от бытия и небытия к числу. Число есть та или (иная) комбинация актов полагания. Если число действительно таково, то, значит, оно есть, прежде всего, некая расчлененность, т.е. нечто отличное от просто бытия тем, что оно не есть ни просто одна неопределенная точка, ни просто полагание вообще, но нечто распространенное и в своей распростертости – расчлененное. Противопоставим теперь этому инобытие и будем искать синтеза полученной расчлененной распростертости с ее инобытием. Мы получаем не что иное, как становление. И мы ясно понимаем, почему именно становление. Раньше было распространение расчлененное (на стадии числа); теперь же, ввиду синтеза с инобытием, данное распространение должно стать нерасчлененным. А это нерасчлененное распространение и есть становление.

Пропустивши число в начале своего учения о бытии, Гегель весьма затруднил понимание диалектики своего "становления". Будучи совершенно правильной, она не получила у него достаточной мотивировки. И только взявши его не просто как синтез бытия и небытия, но как синтез бытия и небытия в бытии (число) с бытием и небытием в небытии (инобытие), только при такой детализации диалектического вывода мы и получаем категорию становления во всей ее отчетливой, яснейшей форме. Гораздо правильнее в этом отношении рассуждали античные платоники, помещавшие число не между эйдосом и вещью, но между первопринципом и эйдосом, полагая, что для конструирования эйдоса необходимы предварительные акты чистого полагания, а эти последние есть не что иное, как дробимое Единое. Такова точка зрения Платона, Плотина, Ямвлиха, Прокла и др. платоников. Позитивист Аристотель, отрицающий Единое как субстанцию и хорошо понимающий, что число все же есть некая бескачественность, полагает его между эйдосом и вещью. Он берет от эйдоса его идеальность и бескачественность, а от вещей их расчлененность и – получает категорию числа. Однако он просмотрел, что бескачественность вполне удовлетворяется уже самим чистым бытием, и что в расчлененности нуждаются не только вещи, но и сами эйдосы, и что, следовательно, принцип этого расчленения, или число, по крайней мере, сопутствует эйдосу, если не прямо ему предшествует.

  1. Мы здесь не даем никаких подробностей диалектики числа, так как эта обширнейшая область заслуживает самостоятельной разработки. Но если бы мы вошли в эти подробности, мы сразу могли бы заметить, что и структура самого числа, и взаимоотношение разных чисел несет на себе те же общие категории, которые характерны и вообще для мысли. Мы тут нашли бы свое "бытие", свое "инобытие", свое "становление", свое "ставшее" и т.д. и т.д., но только с одной фундаментальной особенностью: все это относится не к качеству и вообще не к какой-нибудь содержательной заполненности бытия, но исключительно к актам полагания. Таким образом, число есть как бы формальная сторона бытия, и в частности качества.
  2. В связи с этим может возникнуть мысль, не есть ли уже число тот первый символ вообще, который мы здесь ищем. Формально это, конечно, есть первый символ. Число есть первая законченная конструкция бытия, первый его лик; и в этом смысле мы не ошибемся, если станем его считать первым символом вообще. Однако такое число ничем внутри не заполнено, оно состоит только из чистых актов полагания и равнодушно ко всякому содержанию и качеству. Едва ли поэтому целесообразно этот символ считать действительно первым полным синтезом. Попробуем изучить бытие также и со стороны его качества и внутренней определенности – тогда первая законченная конструкция с гораздо большим правом сможет считаться первым полным символом вообще.

6. Наконец, вооруженные полной интуицией становления, на основании всех предыдущих разграничений, мы можем теперь дать и развернутую характеристику самого становления.

  1. Из предыдущего мы можем извлечь, главным образом, два принципа становления или, вернее, две формулировки одного и того же его принципа. Во-первых, становление есть граница границы. И, во-вторых, становление есть синтез (или совпадение) бытия с небытием или, точнее, бытия, уходящего в небытие, с небытием, уходящим в бытие.

Что касается первой формулировки, то происхождение ее очень ясно. Бытие, чтобы быть, отличается от небытия и тем предполагает для себя определенную границу; небытие, чтобы быть, отличается от бытия и тем самым также предопределяет для себя границу. Возьмем теперь самую границу. Чтобы быть, она тоже должна отличаться от всего иного. Однако ничего иного у нас пока нет. Есть бытие, небытие и их совпадение, образующее границу; От чего же граница должна отличаться и в чем, собственно говоря, она должна полагать свою собственную границу? Этой областью может быть только она сама, т.е. она сама полагает свою границу в самой себе. Но полагать границу в таком виде значит нигде не полагать никакой границы, потому что двигаться по замкнутой границе тела – это значит никогда не находить никакой границы. Вот почему граница границы есть безграничность. И вот почему становление есть прежде всего безграничное достигание границы и всегдашняя невозможность ее определенно достигнуть.

Собственно говоря, ничего иного не значит и то, что в становлении бытие не уходит в небытие, а небытие уходит в бытие. Если бытие уходит в небытие, то это значит, что бытие самим актом своего полагания тут же себя и снимает; и если небытие уходит в бытие, то это значит, что небытие самим актом своего полагания тут же и снимает себя, или, что то же, бытие самим актом своего снятия бытия тут же и полагает себя. Отсюда получается характерная для становления сплошность и непрерывность. Достижение границы тут не только безгранично, но оно еще и сплошно, непрерывно, абсолютно неразличимо в себе.

Вот в чем природа становления. Но отсюда немало разных существенных подробностей.

  1. Безграничная сплошность становления, прежде всего, запрещает примышлять здесь всякую малейшую оформленность и различимость.

На этом основании необходимо записать, что становление не может иметь ни начала, ни середины, ни конца, ни какой бы то ни было вообще различимой точки внутри себя. Становление не состоит ровно ни из каких точек. Оно все время алогически плывет, расплывается; и в тот самый момент, когда вы движетесь за какую-нибудь определенную его точку, в этот самый момент ваша точка исчезает, уходит в прошлое и заменяется бесконечностью новых точек. В этот поток не только нельзя войти два раза, как учил Гераклит, но нельзя войти уже и однажды, ибо он все разный, и разный не только в несколько разных моментов времени, но уже и в один-единственный.

В становлении не может быть совершенно ничего отличено или названо. Все, что получит хоть какое-нибудь наименование, уже тем самым будет извлечено из этого сплошного потока и уже будет вне его. Все это уже будет иметь какую-то форму и будет ставшим, т.е. результатом становления, а не самим становлением.

  1. Это, однако, не значит, что становление есть просто отсутствие бытия. Кто рассуждает так, тот ничего не понимает в становлении. Как раз все дело тут в том-то и заключается, что становление есть синтез и совпадение бытия и небытия. Мы не можем указать в становлении ни одной раздельной точки. Но самое становление только потому и возможно, что оно переходит от одной раздельной точки к другой такой же. Однако фактически переходить от одной точки к другой – это не значит четко фиксировать эти точки. Самому становлению неизвестны никакие раздельные точки, оно в отношении их совершенно слепо. Эти точки, рассуждая отвлеченно, можно было бы и сосчитать, подобно тому как мы считаем раздельные секунды, несмотря на сплошность и непрерывность временного потока. Однако ясно, что такая исчисляемая сетка становления отнюдь не есть само становление, и эта сетка должна быть еще залита этим сплошным и неразличимым потоком или погружена в эту мглу непрерывных возникновений.

Таким образом, становление есть не просто отсутствие бытия, но отсутствие такого бытия, которое должно было бы быть. Кажется, что это бытие, эти раздельные и осмысленные акты полагания находятся где-то тут же возле, что вот-вот становление их достигнет. Однако само существо становления заключается в том, чтобы вечно искать формы и никогда ее не находить. Даже все эти слова, привлеченные для его характеристики, – "вечно", "искать", "не находить" и проч. – не есть то, что свойственно становлению предметно, ибо всякая такая предметность уже превратила бы его в совокупность раздельных признаков и тем лишила бы его самого главного – быть нерасчленимым потоком. Эти слова есть только продукт какого-то сознания, смотрящего на становление со стороны.

  1. Отсюда, становление есть некое вечное беспокойство и как бы вечная тревога. Его неопределенность полна ожиданий и надежд. Но она никогда не кончается, не переходит в определенность, в форму, никогда не насыщается, никогда не прекращает своих исканий. Оттого неопределенность становления мучительна и тосклива. Становление живет именно этой неизвестностью, этой вечной и неизбывной неизвестностью, ибо не известно здесь ни того, кто стремится, ни того, как стремится, ни того, куда стремится. В становлении слышны какие-то числа, ибо становление есть какой-то переход, а переходить можно только от одного к другому, т.е. только тогда, когда можно считать. Но эти числа здесь погашены, запрятаны в бездну неразличимости, размыты и растворены. И поэтому в самом становлении числа эти слышны только как некоторый пульс какого-то неведомого и непредставимого вселенского сердца. Эти глухие и тайные удары и толчки становления совершенно непонятны; неизвестно, кому они принадлежат и в силу чего происходят. Но так оно и должно быть, ибо иначе мы уже вышли бы за пределы абсолютной неразличимости становления.
  2. Становление живет неизвестностью раздельных и числовых пунктов своих переходов, неизвестностью тех актов полагания бытия, из сплошного заполнения которых оно и образуется. Однако в нем не только бытие и число; в нем также и небытие, инобытие. А инобытие вносит в структуру вещей свою, вполне специфическую стихию, не имеющую ничего общего с отвлеченной раздельностью числовых актов полагания. И когда мы получаем полную вещь, то мы можем легко выделить и ее отвлеченную числовую сетку, и ее инобытийную, качественную наполненность. Но вот мы в пределах чистого становления, т.е. мы не знаем ни той вещи, которая становится, ни тем более деталей ее структуры. И мы [не - ? - ] сразу начинаем видеть, к какому результату приводит эта неизвестность.

Если бы мы знали те качества, которыми заполнены здесь переходы от одного пункта к другому, то мы понимали бы и то, откуда происходит та "неравномерность", та разнообразная "скорость", которая характеризует здесь разные протекания. Когда бурлит поток, то, наблюдая высоту его падения, условия его протекания (характер дна и берегов) и проч., мы можем вполне обоснованно сказать, почему в одном месте он образует водопад, в другом – водоворот, в третьем – крутой поворот своего русла и т.д. и т.д. Но пусть мы ничего этого не знаем, а знаем только самое течение потока. Это будет равносильно пониманию потока как некоего необоснованного хаоса. И вот поэтому становление есть для нас всегда бурлящий поток, об условиях протекания которого мы ничего не знаем; или, вернее, это всегда необоснованный и мучительный хаос противоречий, который, однако, имеет вполне самостоятельное и, при непосредственной оценке, в некотором смысле абсолютное существование.

  1. Даже больше того. Мы можем наблюдать в становлении весьма интенсивное противоречие между этой его инобытийной качественностью и внутренним числовым скелетом. Мы можем наблюдать, как становление борется с самим собою, что ведь вполне естественно, поскольку каждый его момент (как сказано выше) настолько же полагает себя, насколько и снимает себя, и поскольку, очевидно, все его моменты сразу и полагают, утверждают себя, и тут же снимают, отрицают себя. Становление обязательно есть самопротивоборство, которое в иных видах и периодах становления может ослабевать и быть незаметным (хотя уничтожиться оно не может никогда, стремясь к существу самого становления), но которое в других своих типах и на других этапах может обладать колоссальной силой и весьма интенсивным выражением. Таким образом, хаос становления есть хаос самопротивоборства, которое тут обязательно должно быть непонятно и необоснованно, чтобы сохранилась чистота самой категории.

И, наконец, самопротивоборство достигает тут еще большей своей силы тогда, когда мы вспомним, что становление существует как обоснованное на самом себе, что оно само себя и порождает и полагает. Хотя понятия "рождения" и "смерти" относятся не к чистому становлению как таковому, но к тому его типу, который мы ниже именуем "жизнью", все же привлечение этих терминов к чистому становлению делает и здесь многое понятным и выразительным. Становление: 1) само рождает себя, 2) само поглощает себя, 3) само порождает все иное, 4) само и поглощает все иное. Это – простой перифраз того основного принципа становления, который мы выше характеризовали как переход и гибель бытия в небытии и как переход и гибель небытия в бытии. Это чудовищное и всесильное самопорождение и самопоглощение, это звериное порождение всего и одновременное его уничтожение страшно именно тем, что его нельзя назвать и определить, что оно принципиально безымянно и неопределенно, что неизвестны и его порождения, которые оно поглощает и уничтожает в самый момент их появления, что невозможно и представить себе, для каких целей, по каким причинам и как именно происходят эти порождения и уничтожения, это ежемгновенное самовозникновение и самоубийство.

  1. He надо удивляться этой жуткой противоречивости категории становления. Удивляется тот, кто думает, что на свете существуют только расчлененные формы и рациональные схемы и что не существует никаких противоречий, никаких разрушений, смятения, смерти и вообще иррационального. Однако нетрудно показать, что и всякая расчлененная форма, или рациональная схема, возможна только как сравнение или как наличное бытие (об этом – в дальнейшем), а сравнение есть не что иное, как результат становления. Таким образом, не говоря уже о специфически иррациональном, само рациональное громко кричит о наличии вполне иррационального в бытии, о том, что реальное бытие – не рационально и не иррационально, но в нем до неразличимости совпадают обе эти стихии. Становление же есть очень высокий принцип действительности; выше его только "бытие" и "небытие". Как же этот принцип, долженствующий осмыслять всю действительность, не будет принципом рационального и вместе иррационального? Как он может не быть принципом совмещения и совпадения того и другого, если вся действительность как раз и есть это совпадение? Тут можно возражать только путем перехода "в другой ряд". Можно сказать, что действительность – не только становление или не только иррациональность. Однако мы и не утверждаем, что действительность – только становление; и еще менее того мы утверждаем, что она есть только иррациональность, или только рациональность, или только совпадение того и другого. Действительность содержит в себе еще десятки и сотни других категорий, не имеющих с этими ничего общего. Однако становление есть все же некий момент, некая сторона действительности; и поскольку оно в качестве такого момента и стороны реально, постольку оно обладает всеми теми свойствами, которые указаны у нас выше.

В связи с этим можно и вполне определенно говорить о становлении как о первопринципе сущего вообще. Сáмое самó не есть даже и первопринцип. Оно выше всего. "Бытие" и "небытие" суть первопринципы. Но первопринципу надлежит быть одному, единому. Поэтому "бытие" и "небытие" лучше не считать первопринципами в собственном смысле слова, а лучше считать таковым именно становление. Тут ведь содержится и бытие и небытие и, с другой стороны, конкретно не содержится еще пока ничего другого. Следовательно, тут мы имеем, с одной стороны, все (и как раз с точки зрения его полагания и неполагания), а с другой – не все в его конкретном выявлении (ибо тут конкретно еще нет ничего), но все именно только еще принципиально. Становление обеспечивает только появление вещей, их уничтожение и связь того и другого. А это достаточно для того, чтобы становление считать первопринципом.

  1. В связи с этим мы как раз нередко и встречаем в истории философии трактование первопринципа как чистого становления. Так, уже Гераклит выставил этот принцип в достаточно определенной форме. Плотин очень часто толкует свое Единое как потенцию, как мощь становления всякого бытия. Фихте нечто вроде этого становления мыслил в своей "Tathandlung" {15} первого Наукоучения. Шопенгауэр нарисовал на ней свою грандиозную картину Мировой Воли, а неокантианцы выставили принцип "происхождения" (Ursprung), который они тоже понимали как совпадение "нечто" и "ничто" для первоопределения всякой логической формы вообще. Конкретный анализ всех этих учений показал бы всю их мировоззрительную несовместимость и полную оригинальность их историко-культурного стиля и физиономии. Однако нетрудно было бы полагать и то, что по существу и чисто логически они сводятся только к одному простейшему и основному тезису, который можно формулировать по-разному и который нам нельзя забывать при всех картинных и поэтических выводах, невольно возникающих у всякого при всматривании и вслушивании в природу становления: становление есть совпадение бытия, уничтожающегося в небытии, с небытием, возникающим в качестве бытия; или – граница границы (т.е. безграничная и сплошная длительность, или распространенность); или – совпадение числа и его инобытия в чистую нерасчленимую инаковость; или – попросту – совпадение бытия и небытия, данное как такое, в чистейшем и непосредственном виде.

После всей этой диалектики становления мы можем перейти к следующей категории в пределах первого символа, к "ставшему".
А.Ф.Лосев, Самое само





И подчеркиваю, что высказываю здесь своё личное мнение, ни на что не претендующее. Правда, мнение это представляется мне выводом, к которому со временем должны будут прийти многие и многие. Подтверждено оно было и той высшей инстанцией, которая остаётся для меня единственным решающим авторитетом.
Даниил Андреев, Роза Мира





Выявляясь вовне, Единый проявляет некую присущую Ему внутреннюю полярность. Сущность этой полярности внутри Божества для нас трансцендентна. Но, выявляясь вовне, она воспринимается нами, как полярность двух друг к другу тяготеющих и друг без друга не пребывающих начал, извечно и присно соединяющихся в творческой любви и дающих начало третьему и завершающему: Сыну, Основе Вселенной, Логосу. Истекая во вселенную, божественность сохраняет эту присущую ей полярность; ею пронизана вся духовность и вся материальность вселенной. На различных ступенях бытия она выражается различно. В слое неорганической материи, который доступен всеобщему человеческому восприятию, её можно усмотреть, вероятно, в основе того, что мы именуем всеобщим законом тяготения, в полярности электричества и во многом другом. В органической же материи нашего слоя, здесь, эта полярность Божественного проявляется в противозначности мужского и женского начал. Повторяю и подчеркиваю: здесь, ибо лежащая в основе этой противозначности полярность Божества, сама в себе, в своей сути, не может быть понятна.

Вот почему Божественную Женственность мы именуем Матерью Логоса и через Него всей вселенной. Но извечный союз между Отцом и Матерью не изменяет Её предвечной сущности; именно поэтому мы именуем Матерь миров Приснодевою.

Таким образом, в учении о Троице и о Женственном аспекте Божества наличествует не перенесение «слишком человеческого» на сферы горние, а, напротив, понимание объективной полярности наших слоёв – мужского и женского начал – как проекции непостижимой для нас полярности в существе Бога. «Бог есть любовь», – сказал Иоанн. Будут сменяться века, потом эоны, наконец, брамфатуры и галактики; каждый из нас, рано или поздно, достигнет Плеромы – божественной Полноты и вступит в родимое Лоно уже не только как дитя, но и как брат Божий; наши нынешние представления о Божестве исчезнут из памяти, как бледные, отцветшие, ненужные больше тени; но и тогда истина о том, что Бог есть любовь, не утратит своей истинности. Бог любит не Себя (такое предположение было бы кощунственно), но Каждая из таящихся в Нём Непостижимостей обращена любовью на другую, и в этой любви рождается Третье: Основа Вселенной. Отец – Приснодева-Матерь – Сын.

Высочайшая из тайн, внутренняя тайна Божества, тайна любви Отца и Матери, отнюдь не «отражается» в человеческой любви, какой бы то ни было: ничто в мире конечном не может быть соизмеримо или подобно сущности этой тайны. Но и ничто в мире, за исключением того, что исходит от начал богоотступнических, не может быть сторонним по отношению к этой тайне. В человеческой любви вообще, то есть в любви ко всему живому, выражается (а не отражается) существо Триединого – существо, которое есть любовь. В любви же мужчины и женщины выражается (а не отражается) внутренняя тайна союза Отца и Матери в той мере, в какой она нас достигает, будучи преломлённой множеством слоёв космического ряда. В этом и заключается коренное, онтологическое различие двух областей нашей духовной жизни, не имеющих между собой почти ничего общего, но на нашем нищем языке выражаемых одним и тем же словом.
Даниил Андреев, Роза Мира





Было бы, разумеется, реакционным абсурдом отрицание того, что женщина может быть хорошим геологом, добросовестным инженером, талантливым художником, квалифицированным химиком или биологом, или сомневаться в полезности или ценности её работы в таких областях. Но можно и должно усвоить два бесспорных факта: во-первых, то, что список гениальных деятелей в этих областях не обогатился и вряд ли когда-нибудь обогатится женскими именами, а во-вторых, то, что незаменима и высокоодарена женщина – в другом.

Материнство. Воспитание детей. Творчество домашнего очага. Уход за больными и лечение. Этическое врачевание преступников. Преобразование природы. Совершенствование животных. Некоторые русла религиозной жизни. Творчество любви. И, наконец, творческое оплодотворение души того, кого она полюбила. Вот в чём женщина незаменима и безгранично одарена.

В первом и в последнем из этих видов творчества она незаменима абсолютно. В остальных же – мужчина уступает ей в той же мере, в какой она уступает ему на поприще государственной деятельности или технических наук. Ибо здесь требуется именно женское, женственное душевное качество: мягкость, любовная нежность, самоотдача, терпеливая настойчивость, бережность, чуткость, сердечность, внимательность.

В областях высшего творчества совершается нечто обратное тому, что мы видим в мире физическом: там оплодотворяющее начало – женщина, оформляющее и воплощающее – мужчина. «Божественная комедия» есть плод двоих, и без Беатриче она так же не появилась бы на свет, как и без Данте. А если бы мы вникли в глубину творческого процесса большинства великих художников, мы убедились бы, что духовное семя их бессмертных творений именно женщиной брошено в глубину их подсознания, в сокровенные творческие тайники. Мысль о постановке в Веймаре памятника Ульрике Левенцоф, вдохновившей Гёте на прекрасные стихи, – справедлива и глубока. И не нужно смущаться тем, что в большинстве биографий художников трудно доискаться внешними приёмами до тех женских имён, которые заслуживают благодарности потомков в той же мере, как имена самих художников: художники и сами не знают порой, кому они обязаны семенами своих творений. Каждый из них это узнает в своё время и в своём месте – уже за пределами Энрофа.
Даниил Андреев, Роза Мира





Поэзия и наука тождественны, если под наукою должно разуметь не одни схемы знания, но сознание кроющейся в них мысли. Поэзия и наука тождественны, как постигаемые не одною какою-нибудь из способностей нашей души, но всею полнотою нашего духовного существа, выражаемою словом "разум". В этом отношении они резкою чертою отделяются от так называемых "точных" наук, не требующих ничего, кроме рассудка, и разве еще воображения. Можно быть очень умным человеком и не понимать поэзии, считать ее за вздор, за побрякушку рифм, которою забавляются праздные и слабоумные люди; но нельзя быть умным человеком и не сознавать в себе возможности постичь значение, например, математики и сделать в ней, при усиленном труде, большие или меньшие успехи. Можно быть умным, даже очень умным человеком и не понимать, что хорошего в "Илиаде", "Макбете" или лирическом стихотворении Пушкина; но нельзя быть умным человеком и не понимать, что два, умноженные на два, составляют четыре, или, что две параллельные линии никогда не сойдутся, хотя бы продолжены были в бесконечность. Ясно, что под словом "точных" истин разумеются те истины, которых очевидности и непреложности не может не признать ни один человек в мире, не лишенный здравого смысла, прежде всего отличающего людей от животных. В этом отношении наука, в высшем ее значении, то есть философия, и поэзия - повторяем - тождественны: та и другая равно далеки от того, что имеет хотя вид "точности". Но в хаотической борьбе и противоположности понятий, убеждений и вкусов насчет произведений искусства внимательный взор открывает, как и во всех великих явлениях жизни, торжество единства, которое тем выше и поразительнее торжества "точности", чем, по-видимому, неопределеннее и неуловимее для рассудка сущность искусства. Океан времени, смывший с лица земли греческие республики, вынес имена: Гомера, Гезиода, Эсхила, Софокла, Пиндара, Анакреона, - и теперь все, считающие себя причастниками даров вдохновения, охотно или поневоле, все-таки дивятся этим именам. Удачно сделанная копия с Аполлона Бельведерского возбуждает всеобщий восторг, а оригиналам, состоящим из двух кусков мрамора, нет цены. Невежды, зевающие от драм Шекспира и втайне предпочитающие им мыльные пузыри водевилей, вслух хвалят Шекспира и оскорбляются, если с ним сравнивают кого бы то ни было. Но это работа времени: в пестроте современности торжество единства мнения еще поразительнее, ибо оно есть вместе и торжество разумности над близорукою ограниченностью, над борьбою мелких страстей. Пушкин явился у нас во времена классической неподвижности, и потому как благосклонно и приветливо встретило его молодое поколение, так неприязненно и сурово приняло его старое поколение, и в особенности записные поэты, литераторы и словесники того времени. Но истина взяла свое, - и, несмотря на смешанные крики и ожесточенные споры, общее мнение тотчас же превознесло имя: молодого поэта превыше всех поэтических лауреатов, прежде его и при нем бывших.

Но это торжество единства над разнообразием и противоречием во мнениях о таком неопределенном и неточном предмете, каково искусство, выходит не из множества, не из толпы, но от немногих и избранных переходит в толпу. Не все могут и не все должны понимать изящное; его понимают только немногие, избранные. Кто по натуре своей есть дух от духа, - тот по праву рождения причастен всех даров духа, недоступных плоти и ее душе - рассудку. Рассудок становит человека выше всех животных; но только разум делает его человеком по превосходству. Рассудок не шагает далее "точных" наук и не понимает ничего, выходящего из тесного круга "полезного" и "насущного"; разум же объемлет бесконечную сферу сверхопытного и сверхчувственного, делает ясным непостижное, очевидным - неопределенное, определенным - "неточное". Искусство принадлежит к этой сфере бытия, доступной только разуму, - и потому понимать поэзию нельзя выучиться, так же, как нельзя выучиться писать стихи. Восприемлемость впечатлений изящного есть своего рода талант: она не приобретается ни наукою, ни образованием, ни упражнением, но дается природою. Постижение поэзии есть откровение духа, а таинство откровения сокрывается в натуре человека; между тем известно, что натуры людей разнообразны до бесконечности и представляют собою бесконечную лествицу с бесконечными ступенями - снизу вверх или сверху вниз, смотря по тому, с которого конца будете смотреть на нее. Поэзия первоначально воспринимается сердцем и уже им передается голове. Потому, чье сердце жестко и черство от природы для воспринятия впечатлений изящного, - окружите его с малолетства произведениями искусства, толкуйте ему целую жизнь о поэзии, - он приобретет только навык к ее формам и приучится судить о их внешней отделке; но сущность творчества навсегда останется для него тайною, которой он и подозревать не будет. И таких людей, чуждых поэзии по натуре своей, несравненно больше, чем людей, одаренных инстинктом изящного. Почему же это? - Потому же, почему число художников относится к толпе, как единица к миллиону. -

А почему же существует это отношение? На такой вопрос дает превосходный ответ Моцарт Пушкина, говоря Сальери:

Когда бы все так чувствовали силу
Гармонии! Но нет: тогда б не мог
И мир существовать; никто б не стал
Заботиться о нуждах низкой жизни;
Все предались бы вольному искусству
.
Нас мало избранных, счастливцев праздных,
Пренебрегающих презренной пользой,
Единого прекрасного жрецов
.

Обыкновенно толпа так же холодна и равнодушна к искусству, как привержена и предана пользе; - и поэт имеет полное право, в порыве благородного негодования, отвечать на ее бессмысленные крики:

Молчи, бессмысленный народ,
Поденщик, раб нужды, забот!
Несносен мне твой ропот дерзкий.
Ты червь земли, не сын небес;
Тебе бы пользы все - на вес
Кумир ты ценишь Бельведерский.
Ты пользы, пользы в нем не зришь.
Но мрамор сей ведь бог!.. Так что же!
Печной горшок тебе дороже:
Ты пищу в нем себе варишь ...

Но чем равнодушнее и холоднее толпа к делу искусства, тем выше и поразительнее торжество искусства над толпою: невольно подчиняясь влиянию избранников природы, она признает его автономию*, несмотря на его "неточность", и тем самым делает явным единодержавие разума. И поэт, существо, называющее пользу - этот идол толпы - презренною, поэт возбуждает к себе суеверное удивление толпы, сбирает дань ее рукоплесканий, возбуждает в ней восторг своим появлением. Это такое явление, перед которым поневоле задумается самый жаркий поклонник "полезного", постигший всю глубину "точной" премудрости...

________________

* Автономия есть право предмета, основанное не на внешних уважениях, как-то: пользе, предании (traditio) или постороннем авторитете, но на сущности самого предмета. Впрочем, это слово довольно удовлетворительно объяснено даже в русском "Энциклопедическом лексиконе". Любопытные Могут справиться в первом его томе.
В.Г. Белинский, Стихотворения М. Лермонтова


Переход => Начало

Первоисточник => Нару 3Д х2




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

К Становлению как ПервоПринципу Диалектики (1)

  • Размер шрифта:

Подборка: © Leo Sharq, 2014



1.

А сколько существует праздных и вздорных теорий сознания, зачастую прямо уничтожающих его в самом корне! Вот простая диалектическая формула выведения «сознания». 1) Каждое A диалектически получается путем отграничения от всего иного и противопоставления ему. 2) Допустим, что мы перебрали все, что было, есть и будет; и имеем не одно A, но все A и не–A, какие только могут быть. 3) Чтобы диалектически вывести это все, надо его чему-то противопоставить и чем-то ограничить, надо его чем-нибудь отрицать. 4) Но ничего иного уже нет, ибо мы условились взять именно все. Стало быть, все может быть противопоставлено только самому же себе, ограничено только самим же собою. 5) Но кто будет совершать это противополагание? Так как никого и ничего нет, кроме этого всего, то противополагать будет само же это все, т. е. все будет само противополагать себя себе же . 6) Это и значит, что оно будет иметь сознание. Таков простейший диалектический вывод категории сознания.
А.Ф.Лосев, Диалектика мифа

2.

В связи с этим можно и вполне определенно говорить о становлении как о первопринципе сущего вообще. Сa'мое самo' не есть даже и первопринцип. Оно выше всего. "Бытие" и "небытие" суть первопринципы. Но первопринципу надлежит быть одному, единому. Поэтому "бытие" и "небытие" лучше не считать первопринципами в собственном смысле слова, а лучше считать таковым именно становление. Тут ведь содержится и бытие и небытие и, с другой стороны, конкретно не содержится еще пока ничего другого. Следовательно, тут мы имеем, с одной стороны, все (и как раз с точки зрения его полагания и неполагания), а с другой – не все в его конкретном выявлении (ибо тут конкретно еще нет ничего), но все именно только еще принципиально. Становление обеспечивает только появление вещей, их уничтожение и связь того и другого. А это достаточно для того, чтобы становление считать первопринципом.
А.Ф.Лосев, Самое само

3.

4. В–четвертых, диалектика (общая и основная) есть логическая конструкция категориального эйдоса как бытия, основанного на самом себе и от себя самого зависящего. Действительно, есть ли что–нибудь помимо эйдоса? Ведь эйдос же и есть лик предмета, явленная сущность его, известный нам и нами формулированный смысл его. Что же еще возможно знать в вещи помимо ее эйдоса, если эйдос и есть то, что мы знаем о вещи? Но если в вещи нет ничего, кроме эйдоса, то это значит, что эйдос вещи не может быть основан на чем–нибудь ином, что не есть он сам, ибо все, что есть в вещи, есть ее эйдос, и эйдос оказывается обоснованным сам на себе. Другое было бы дело, если бы я вместо эйдоса вещи взял, например, ее логос или меонизированный логос. В этом случае опорой для логоса является эйдос, чистый, не–меонизированный. Пусть я хочу привести в известную закономерность неясную груду наблюдаемых мною фактов. На чем я буду основывать свое обобщение, свой логос, в данном случае? Разумеется, на наблюдении фактов. Наблюдая фактические эйдосы сплетения фактов, я их обобщаю и свожу к логической (например, математической) формуле. Но самый–то эйдос вещи на чем основывается как эйдос? Конечно, только на самом себе. Надо его увидеть, и это будет единственным доказательством его истинности[114]. Поэтому диалектика, оперирующая с эйдосами, да еще в основной и принципиальной своей части — с категориальными эйдосами, не может находить опору в каких–нибудь иных фактах и наблюдениях, чем факты и наблюдения созерцательно данной категориальной сущности вещи. Задача диалектики — показать, какие существуют категориальные эйдосы вообще и как они связаны между собой, как они своей взаимной связью обосновывают друг друга и всех вместе. Наблюдая данный эйдос, мы можем легко заметить, что, хотя этот эйдос и не зависит ни от чего не–эйдетического, не зависит, напр., от факта (как и вообще всякий смысл не зависит от фактического обстояния этого смысла hic et nunc{115} ), все же он может зависеть от другого эйдоса, и, поскольку эта связь есть связь не фактическая, не натуралистическая, не метафизическая, но именно смысловая, и притом эйдетическая, она тоже есть предмет диалектики, ибо и она относится к проблеме эйдетического самообоснования [116].

5. Понять проблему эйдетического самообоснования мешает характер современной феноменологии, развивающейся под главенством Гуссерля. Надо отдать всякую дань справедливости и благодарности за то, что Гуссерль после долгих блужданий философии в сетях разнообразной натуралистической метафизики дал наконец формулировку простому и ясному, давно забытому понятию эйдоса и тем вывел философию на подлинно философский, разумно-осмысленный путь смыслового общения с фактами и бытием. Однако Гуссерль остановился на полдороге и, давши правильную концепцию феноменологии эйдоса, привязал к ней систему не категориально–эйдетических, но только схемно–аритмологических связей, почему и оказалось, что феноменология, несмотря на то, что она оперирует с живой смысловой динамикой вещи, останавливается на статическом фиксировании статически данного смысла вещи. Гуссерль правильно говорит, что феноменология должна не объяснять, но описывать смысл, что никакое натуралистическое объяснение ничего не может объяснить в смысле как смысле. Но Гуссерль не понимает того, что возможно не натуралистическое, но эйдетическое же объяснение эйдоса, возможно не натуралистическое, но чистое эйдетическое же помещение эйдоса в системе других или вообще возможных эйдосов. Разумеется, Гуссерль скажет, что и по его учению не может быть никакого статического созерцания эйдосов и что все они связаны всегда так или иначе в ту или другую систему. Но тут–то и начинается вся рознь Гуссерля с диалектикой. Если устанавливается логическая связь между эйдосами наподобие того, как устанавливается связь между фактами, то, разумеется, такая логическая конструкция не будет эйдетикой связей, но лишь формально–логической конструкцией. Если, например, мы хотим дать феноменологию какого–нибудь переживания, то нам необходимо описать один или несколько эйдосов, проявившихся в данном переживании в той или другой последовательности. Будет ли это логосом именно эйдоса? Да, это статически тут будет усматриваться и описываться, но связи будут установлены не эйдетические, но логически–методологические. Равным образом, когда Гуссерль учит о целом и о частях, разумеется, это есть описание не чего иного, как эйдоса, однако эйдоса не категориального, — потому что тогда понадобилась бы и специальная логика категориальной эйдетики, — но эйдоса схемного, числового, т. е. это есть не что иное, как учение о «множествах». Тут своя логика связей, и она прекрасно вскрывается в учении о «множествах». Однако специфически категориальной эйдетики в смысле эйдетики связей у Гуссерля мы не находим, и он продолжает брать эйдосы, как они даны в фактически наблюдаемой действительности, не в их специфически эйдетически–категориальной взаимозависимости, но в тех связях, которые фактически продиктованы действительностью.

Специфическая категориальная эйдетика связей и есть не что иное, как диалектика. Феноменология — описание статически данных эйдосов, как некоторым образом оформленных смыслов. Она части эйдетически объединяет в целое, в смысл, в категорию. Диалектика — смысловое объяснение диалектически–эйдетически взимосвязанных эйдосов, основывающихся один на другом и на всех, и все на одном и на всех.

Она эйдетически соединяет не часть с частью в целое, но целое с целым, категорию с категорией в новую категорию [117].
А.Ф.Лосев, Античный космос и современная наука

4.

Добавим к этому, что такого рода диалектическое круговращение (пребывание в себе, выход за свои пределы и возвращение к самому себе в обогащенном виде), конечно, мы находим и в других культурах.
А.Ф.Лосев, Итоги тысячелетнего развития

5.

Итак: 1. совпадение бытия и небытия в бытии есть число; 2. совпадение бытия и небытия в небытии есть инобытие; 3. совпадение бытия и небытия в совокупном обстоянии бытия и небытия есть граница; 4. совпадение бытия и небытия в сфере безразличного совпадения бытия и небытия, или совпадение бытия и небытия как такое, т. е. как именно совпадение бытия и небытия, есть становление.
А.Ф.Лосев, Самое само

6.

Тут утверждается одна из самых элементарных, но в то же время и необходимейших и фундаментальных истин разума. Начиная действовать, разум должен родить в себе различие, ибо пока нет различия и есть только неразличимое бытие, до тех пор разума нет, он молчит. Но если появляется хоть какое–нибудь различие, то это значит, что вносится какая–то степень освещенности разумом, разная степень освещенности бытия, разная степень разумности. Это и есть начало диалектики, т. е. самосознательного самоположения разума, и тут весь Платон, Плотин, Фихте, Гегель и все, кто когда–нибудь разрабатывал диалектику. Антитеза «одного» и «иного», «эйдоса» и «меона», или, попросту говоря, света и тьмы — необходимейший исходный пункт всякого диалектического мышления. «Если что–нибудь вообще есть, то это значит, что вместе с тем есть и нечто иное» — вот в чем первые слова всякой диалектики. Всякое «нечто» всегда предполагает вокруг себя какой–нибудь фон иного качества, чем нечто; всякое «нечто» дано в окружении «иного». Без этого — абсолютная и неразличимая тьма, и разум бездействует. И вот такое–то завоевание и совершило древнее пифагорейство, подарив его мировому идеализму и диалектике[142].
А.Ф.Лосев, Античный космос и современная наука

7.

Прокл и объясняет, что значит этот странно выводимый ряд чисел «Тимея», начинающийся с 1, 2, 3 и 4. Это есть, говорит Прокл, самая обыкновенная пифагорейско–платоническая тетрада, которая получается в самом начале диалектического пути. Известно учение Прокла о тройном определении сущности — сущность пребывает сама по себе (μονή), сущность раскрывает себя (πρόοδος, эманация), и сущность, по раскрытии, возвращается в себя (έπιστροφή) [304]. Это учение как основание всего диалектического развития и есть принцип построения первой тетрактиды. Душа, творящая космос, есть нечто устойчивое и пребывающее в себе как одно целое. Она — монада [305]. Второе начало умножает первое исходящими из последнего эманациями. Это — диада, «выявляющая (έχφαίνει) все эманации сущности». Потому она и «двойная первой». Тут душа подражает «неопределенной диаде и умной беспредельности» [306]. Третье начало «целиком возвращает душу снова к началу»; оно, управляясь и измеряясь им, обнимает его и наполняет его, так что в отношении первого начала оно уже «тройное» (ибо предполагает двойную повторенность однажды данного — первого) и в отношении второго начала оно — «полуторное» (ибо второе воспроизводится им только наполовину, т. е. 2 + 2/2 = 3, в то время как и это половинное воспроизведение само по себе есть нечто единое, так что в триаде содержится и монада, и диада) [307]. До сих пор рассматривалась стихия самого смысла. Дальнейший диалектический этап говорит о ставшем смысле, о факте смысла, о носителе смысла. Это и есть тетрада, стоящая посредине между чистым триадным смыслом самим по себе и его дальнейшими воплощениями и эманациями. Прежде чем воплощаться или проявляться далее и в разных степенях, он должен воплотиться и проявиться всецело и максимально. Это и выполняет тетрада, «воистину всесогласная, содержащая в себе все смыслы и выявляющая (έχφαίνουσαν) в себе второй мировой распорядок» [308]. Все дальнейшее есть все новое и новое диалектическое развитие и воспроизведение этой основной тетрады. Прокл вслед за Платоном говорит о трех «эманациях», которые, по образцу диады, все четные, и о трех «реверсиях», которые, по образцу триады, все нечетные [309]
А.Ф.Лосев, Античный космос и современная наука

После этой схематичности должно быть вполне ясным, как за бытием и небытием тотчас же следует число, инобытие, граница и становление. Поскольку совпадение бытия с небытием есть бытие, оно — число. Поскольку оно есть небытие, оно — инобытие. Поскольку совпадение бытия с небытием берется как именно совпадение бытия с небытием, то при совокупном обстоянии и бытия, и небытия оно есть граница. И наконец, данное совпадение как таковое, но при абсолютно неразличимом совпадении бытия и небытия (при отсутствии их противостояния) оно есть становление.
А.Ф.Лосев, Самое само

Возражать против сложности и тонкости диалектической мысли не приходится; эта сложность и эта тонкость действительно велики. И тут нельзя просто отвернуться и употребить ругательное выражение "схоластика". Однако мы совершенно вправе требовать, чтобы всякая сложность и тонкость диалектически отвечала простейшему жизненному опыту и чтобы при всех своих усложнениях и утончениях мысль имела прямую и очевидную связь с обывательскими и повседневными наблюдениями.
А.Ф.Лосев, Самое само

Тут уже начинается непростая диалектика. Но всякому вполне ясно, что под ней лежит простейший факт сравнения, без которого немыслимо ничто живое, да, пожалуй, и ничто мертвое. Чтобы осознать уже такой простой факт, как становление, надо уметь понимать, как это бытие есть небытие и небытие есть бытие. В сущности, это тождество тоже есть простейшая вещь, хотя и требует для своего признания некоторой культуры ума. Обыватель, конечно, весьма удивляется ей. Но почему бы не удивляться тому, как в движении каждый новый момент наступает как раз в то самое время, когда он уходит в прошлое? Ведь всякому же ясно, что это – один и тот же момент, абсолютно одно и то же мгновение, когда тело приходит в данную точку своего пути и когда оно ее покидает. Однако отсюда ясно должно быть и то, что возникновение и исчезновение совершается в одно и то же мгновение, что бытие данного момента времени и его небытие совпадают в одном и том же мгновении. Если обыватель не возражает на это в чувственном движении, так это только потому, что он привык к этим чувственным наблюдениям. Если бы он также привык пользоваться чистым мышлением, как он привык пользоваться чувственными восприятиями, то он не возражал бы и на то, что категории бытия и небытия не только различны и раздельны, но что есть такие категории, в которых бытие и небытие совпадают в абсолютной неразличимости.
А.Ф.Лосев, Самое само

2. Основываясь на приведенных элементарных свойствах любой чувственной вещи, попробуем сначала ввести необходимые здесь философские категории, а потом попробуем и формулировать их необходимую взаимосвязь, или диалектику.

  1. Вещь есть, существует. Это первое, и это уже зафиксировано нами в самом начале. Далее, вещь, сказали мы, движется, меняется, становится, возникает и уничтожается. Тут можно было бы употребить еще длинный ряд аналогичных выражений, но все они будут обладать частным характером (так, о живом существе можно сказать, что оно ест, пьет, имеет стремления, влечения, чувства, молодеет, стареет и проч.; о камне можно сказать, что он раскалывается, выветривается, грубеет или полируется, красится, обесцвечивается, растворяется и проч.). Спрашивается: какое выражение из всех этих несомненнейших свойств каждой вещи является наиболее общим, наиболее подходящим ко всем видам бытия и существования? Таким показателем является, несомненно, становление. Изменение, движение, рождение и умирание – словом, любой процесс, так или иначе происходящий с вещами, живыми и неживыми, есть не что иное, как вид становления. Можно ли отказаться от этой категории при описании элементарной структуры вещи? Конечно, нет. Без становления в том или ином виде вещь даже вообще непредставима.
  2. Но что такое становление в сравнении с зафиксированным нами в самом начале бытием? Не достаточно ли для вещи просто бытия и что нового дает нам становление? Что одного бытия недостаточно, это легко понимает всякий, потому что с одной категорией бытия вещь не двигалась бы с места ни в каком отношении. Все покоилось бы на месте, и все застыло, оцепенело бы. Значит, явно, что становление дает нечто новое. Но что же именно?

Что значит, что вещь становится? Это значит, что она перестает быть одной и делается другой. Так, если под становлением понимается движение, то вещь перестает быть в точке А и оказывается в точке В; если идет речь о качественном изменении, то становление означает, что какое-то качество вещи перестало существовать и образовалось другое. И т.д. Следовательно, и бытие, раз оно вовлечено в стадию становления, должно из одного стать другим. Но что же значит для бытия стать другим? Ведь у нас пока нет совершенно никакой другой категории, кроме бытия. Бытие, чтобы оказаться в становлении, должно стать другим: это значит, что "другое" может быть только отрицанием самого бытия и более ничем, ибо иначе надо было бы выдвигать действительно другую, т.е. новую, категорию, а у нас, кроме бытия, нет пока ничего. Но отрицание бытия есть небытие. Это – единственная категория, которую мы еще могли бы выставить, в условиях отсутствия всякой другой. Но ее вполне достаточно. Бытие должно переходить в небытие. Если это имеется, то категория становления для нас обеспечена.
А.Ф.Лосев, Самое само

3. В учении о становлении мы имеем первый пример того всепоглощающего действия бытия и такого же действия небытия, о чем мы говорили выше. Это первый пример на дифференциацию и интеграцию, из которых состоит реальная жизнь разума и бытия. Эти две категории – бытия и небытия – сначала предстали перед нами во всей своей противоположности и взаимораздельности, во всей – своей несовместимости. Потом оказалось, что они должны взаимно уничтожиться, погибнуть одна в другой, совпасть в одном неразличенном единстве. Еще, правда, далеко до гераклитовского пожара, но предвестие его вполне ощущается уже тут, на самых первых порах диалектической мысли.

Прежде чем, однако, перейти к дальнейшему, рассмотрим ряд чрезвычайно важных деталей, которые помогут и самое становление представить в гораздо более богатом и, главное, понятном виде.

В учении о становлении мы формулировали, как категории бытия и небытия предстали перед нами в своем полнейшем, чистейшем совпадении. А между тем самое это совпадение предполагает некоторые детали их взаимосвязи, которые мы еще не затронули. Оказывается, между ними существует взаимосвязь, предшествующая полному совпадению в безразличии.
Первая такая взаимосвязь исходит из их взаимозамены и взаимообоснования. Вторая и третья – из фиксирования результатов взаимосвязи в пределах одной и другой категории. Четвертая – из фиксирования взаимосвязи после проведения второй и третьей операции.

  1. Итак, во-первых, спросим себя: поскольку все начинается с бытия и все судьбы этого последнего, как и его небытия, определены каким-то одним источником, то как этот источник можно было бы выразить? Этот источник в абсолютном смысле есть сáмое самó, в котором бытие и небытие слиты в одно нерасчлененное сверхъединство. Но мы сейчас покинули среду сáмого самогó и говорим о бытии и небытии в их раздельности. Следовательно, их абсолютное тождество должно как-то выразиться и на стадии расчленения. Оно и выражается тем, что обе эти категории безразлично одна другую обосновывают, так что оказывается безразличным, какую из них ставить во главе и какую из какой выводить. Это мы и зафиксируем в следующем рассуждении.
    1. Небытие не есть бытие. Но в данном случае бытие в отношении небытия является тем, что не есть оно, бытие, т.е. оно является небытием. Следовательно, небытие не есть небытие. Значит, из того, что небытие не есть бытие, вытекает, что небытие не есть небытие. Допустим, однако, что небытие не есть небытие. Но то, что не есть небытие, есть бытие. Следовательно, небытие есть бытие. Итак, из того, что небытие не есть бытие, вытекает, что небытие есть бытие. Итак, бытие есть, существует именно потому, что его нет, что оно не существует.
    2. Бытие не есть небытие. Но небытие тоже есть некое бытие. Следовательно, бытие не есть бытие, т.е. бытие не есть оно само. Значит, из того, что бытие не есть небытие, вытекает, что бытие не есть бытие. Допустим, однако, что бытие не есть бытие. Но то, что не есть бытие, есть небытие. Следовательно, бытие есть небытие. Итак, из того, что бытие не есть небытие, вытекает, что бытие есть небытие. Итак, небытие есть, существует именно потому, что его нет, что оно не существует.
    3. Бытие есть бытие. Но бытие как предикат не есть тут бытие как субъект, ибо иначе было бы бессмысленно и самое это утверждение. А то, что не есть бытие, есть небытие. Следовательно, если утверждение, что бытие есть бытие, имеет хоть какой-нибудь смысл, то только потому, что бытие не есть бытие.
    4. Небытие есть небытие. Но небытие как предикат не есть тут небытие как субъект, ибо иначе было бы бессмысленно и самое это утверждение. А то, что не есть небытие, есть бытие. Следовательно, если утверждение, что небытие есть небытие, имеет хоть какой-нибудь смысл, то только потому, что небытие не есть небытие.

Эти четыре аргумента можно было бы, конечно, выразить и иначе. Но их содержание всегда сведется к одному: бытие и небытие есть и не есть одно и то же; и эти категории взаимно обусловливаются и обосновываются.
А.Ф.Лосев, Самое само

Переход => Окончание

Первоисточник => Жизнь




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Прыг: 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
Скок: 10
English German French Spanish Italian Japanese

Самые Главные


Доктор Базанов в Тольятти предлагает

Анонсы статей по темам:


Подпишитесь на бесплатную рассылку Лео Шарка:
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ГОДОВОЙ
РИТМ - ПОДРОБНОСТИ

Ваше имя :
Ваш надёжный email :

Оглавление категорий:

Сервисы

Наши услуги:

Мы принимаем:

Здесь находится аттестат нашего WM идентификатора 592011121585
Проверить аттестат

Аттестован системой Z-PAYMENT
Проверено Z-PAYMENT

Принимаем Яндекс.Деньги

Нас по- и читают:

География читателей:

Флаги-гости:
free counters
Прямо сейчас на блоге:

 
январь, 2018
пн вт ср чт пт сб вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Домен для тебя:


Индивидуальные Годовые Ритмы обретаются здесь

Хостинги любые:

Виртуальный хостинг от 1$, шаблон сайта бесплатно

Для самоделкиных и почемучкиных:


Солнечные Круги обретаются здесь

Избранный софт:


Поддержите рубликом жизнеспособность сайта!



Счетчик любви Google Союз образовательных сайтов
О чём не говорят, чему не учат в школе (Домашняя страничка Лео Шарка)

На верх страницы .
Created in 0,11231 seconds Leo Sharq Design by Amalgams 2009